aksyanova: (Default)
Когда-то давным-давно, когда я была еще юной и местами свежей, мне выдалась возможность отдохнуть в г. Анапа, дикарем. Отдыхала я не одна, а с кузнецом. Сами понимаете, молодая, глупая, поехала со своим самоваром. Проживали мы с самоваром у бабушки божьего одуванчика, в отдельной пристройке, с удобствами во дворе, за 40 рублей в сутки с рыла. Отдыхать нам предстояло, согласно обратным билетам, 16 дней. Примерно на восьмой мы, разумеется, страшно поругались. Я швырнула самовару в лицо собственным же трудом заработанные деньги и ушла в закат. Те из вас, кто когда-нибудь выбирался из своей северной, занюханной глубинки, типа Москвы или С.-Петербурга, на солнечный юг, должны знать – закат там стремителен и внезапен. И вот я, посидев на лавочке в парке и поплакав от жалости к себе, пошла прогуливаться по местному бульвару. Как вдруг хуяк – липиздричество кончилось. Я к этому моменту как раз свернула с освещенного фонарями и многолюдного бульвара, на какую-то темную улочку. Приметив неподалеку симпатичные кустики и лавочку, я решила сделать привал и еще немного подумать о несправедливости всего сущего и моей доле скорбной в частности. Я села, поджала ноги, и только было, приняла соответствующую моему настроению позу «Аленушка у ручья плачет о том, какой Иванушка козел», как из кустов раздался вкрадчивый полушепот:

- Ну, что, красавица, воздухом дышишь?

У меня от неожиданности зашевелись волосы, везде, где не брито было. Обернувшись через плечо и пытаясь улыбаться, я ответила кустам:

- Хыыыы…Ага.

Кусты в ответ раздвинулись и оттуда выпал молодой человек характерной наружности «я раньше спортсменом был». Его бритый затылок и тренировочные окончательно убедили меня в том, что вечер удался.

- Можно я рядом посижу? – спросил он.
- Конечно, присаживайся! – ответила я и начала тихо постукивать зубами.
- Меня зовут Коля. А тебя?
- А я Оля, ну, т.е. Настя. Приятно познакомится.
- Хэх, да, мне тоже. Настя, а что ты тут одна, в темноте? Не страшно?
- Нет, теперь уже не очень. – сказала я отбивая зубами марш.
- А я вот погулять вышел. Люблю ночью погулять.
- Аааа. Понимаю.
- Пойдем, пройдемся, Настя. Расскажешь мне, почему одна, в темноте.

Я с трудом оторвала от лавочки то место, что уже минут пятнадцать чуяло неладное, и мы с Колей пошли гулять.

- Ну, рассказывай. Что такая грустная?
- Я поругалась с другом и ушла гулять одна.
- И он тебя отпустил? Я бы ни за что не отпустил тебя одну. Ты красивая, Настя.
- С-с-с-спасибо.

Потом, он мне рассказал, что был боксером, но ушел из спорта. И теперь осваивает смежные профессии. В этом месте повествования меня пробило на истерическое хихиканье, и я еще закивала, понимающе. Коля купил нам пива и сигарет «Золотая Ява». Мы поговорили о том, как хреново жить в курортном, приморском городке в низкий сезон. О том, что, наверное, в Москве круто. Отвлеченные беседы почти заставили меня забыть про самовар, который, по моим подсчетам, уже должен был метаться по городу в поисках. Звонить в милицию и рвать на себе волосы, осознав, какая он скотина бездушная. Долго ли коротко ли, мы дошли до Колиного дома:

- Вот мой дом, Настя. Зайдешь в гости?
- Буакхкхакхакха…- закашлялась я в ответ.
- Вижу, боишься. Ну, как хочешь. Идем, домой тебя провожу.

Он отвел меня домой, держа под локоть, чтоб я не наебнулась ненароком на местных колдобинах, в кромешной тьме. А на прощанье он мне сказал:

- Ну, прощай, Настасья. Помирись со своим. И не гуляй больше одна – тебе повезло, что я сегодня был один и трезвый.

Я влетала во двор нашего дома, чуть не сняв калитку с петель. Первая мысль была бежать в туалет, но тут я обнаружила, что в пристройке, куда нас определили на постой, горел свет. Я приготовилась к тому, что бы закатить небольшую истерику в стиле хэви металл, мол, хуле, ты, любимый, сидишь тут, прохлаждаешься, а не по моргам и больницам местным бегаешь? Пнув дверь ногой, и уже открыв рот для произнесения первого довода в пользу кастрации, я увидела картину, которая тут же остудила мой пыл: самовар тихо посапывал, лежа на животе, крепко сжимая в руке недопитую бутылку темного пива. Еще три пустых стояли в рядок возле кровати. Отобрав у тела остатки пива, я ушла бродить обратно в ночь. Такая вот дура. КОНЕЦ.

Profile

aksyanova: (Default)
a.aksyanova

August 2011

S M T W T F S
  123456
789 10111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:05 am
Powered by Dreamwidth Studios