aksyanova: (Default)
Мой славный дед вообще-то рыбак. Это, знаете ли, даже не хобби. Это – диагноз. В любое время года и в любую погоду, он готов тащиться на край света, с удочкой наперевес. Правда, в последнее время он все больше занят выносом помойного ведра, в силу исчерпанных с возрастом энергоресурсов, но зато раньше… Дед доводил БабЗою до истерики, принося ведрами подлещиков и окуньков, которых уже в глаза никто видеть не мог, а БабЗое все это хозяйство предстояло чистить.

Ну, так вот. Однажды, дед взял меня с собой на рыбалку. И даже удочку вторую прихватил, так все серьезно было. На меня были одеты болотные сапоги и что-то еще из одежды. Бабуля завернула нам с собой бутербродов с колбасой, вареных яиц и помидоров, сказала «ступайте с аллахом», и мы с аллахом с дедом пошли. Путь предстоял неблизкий, потому что в водоемах города Нижнего Тагила можно было поймать разве что трехногую неведому зверушку, с крыльями, такая там прекрасная экология – химзавод, металлургический комбинат, УВЗ, завод КОКС, а также небольшое предприятие, производящее лучшие в мире танки, делали свое дело. Небо Нижнего Тагила расцвечено буйными красками разнообразных выхлопов из многочисленных заводских труб. Местную воду на вкус лучше не пробовать. Впрочем вам и не захочется – она на цвет обычно ржавая… Но это я отвлеклась.

Словом, мы поехали ловить рыбу в другом месте. А именно, в город Верхний Тагил. Как мы туда ехали, я уже не помню, но когда приехали, радости моей не было предела. В местном водоеме водилось лягушек в избытке, что привело меня в буйный восторг. Про взятую для меня удочку я и не помышляла. Зато кинулась ловить жабонят горстями, и складывать их в ведро. Примерно через час на моем счету было уже с десяткок больших и малых квакш, а также полные сапоги воды. Пару раз я падала лицом в пруд, но чего только не выдержишь, в азарте настоящего охотника. Детские народные легенды про то, что от лягух бывает, растут бородавки на интересных местах, меня не смущали. Единственным, что меня останавливало от того, чтобы начать целовать пойманных жаб – дедушкины крики, которые я не могу процитировать, так как это был непереводимый башкирский фольклор.

К вечеру, когда уже сожрала все бутерброды и уже готова была перейти на наловленных лягушек и дедушкину наживку, пришло время ехать домой. Я поинтересовалась у деда, как он думает, будет ли наша БабЗоя рада, если я ей привезу пару жабонят. Дед прищурился, ухмыльнулся и одобрил мою затею, выделив под мой сюрприз канистру. Я туда налила воды из пруда, пихнула пару водорослей, чтоб лягушаткам было негрустно, вдали от родины, и положила пару земноводных, которые по всем признакам мною были опознаны, как брат с сестрой. По дороге, я периодически встряхивала канистру, думая, что это наверняка позабавит животных. Что по этому поводу думали сами животные, я не в курсе, но вроде их не тошнило.

Домой я вломилась впереди паровоза, с криками «Баба, баба, я тебе привезла подарок!!!» БабЗоя была женщиной бывалой и скептически настроенной по отношению ко всяческим приятным неожиданностям. Поэтому она глянула на меня подозрительно и сказала «шулай мэ?» /«неужели?» перевод авт./ Я говорю, шулай, бабушка, шулай! И лезу доставать лягушонку из коробчонки. Рука от радости дрожала и застревала в дырке. Но наконец-то я извлекла на свет свой гостинец, крепко зажав крохотного лягушонка в ладони. Поднеся кулак поближе к бабзоиному лицу, я разжала пальцы и сказала «вот, ба, это тебе!» А оттуда кааааак прыгнет! Прям на БабЗою. БабЗоя закричала страшным голосом не менее страшные вещи про меня, а также про деда, который стоял в углу и молча утирал слезы, мелко трясясь всем телом. Одуревшая жаба скакала по квартире в поисках водоема /думаю, что утопиться, не иначе/, а еще более обезумевшая Бабзоя скакала со шваброй, желая жабе этой помочь свести счеты с жизнью. Я в этот момент тихо и печально сидела на табуретке, в коридоре, и думала о несправедливости и тщете всего сущего.

Короче, жабу потом все-таки изловили, деду дали по башке тапком, а мне пригрозили расправой в случае повторения подобного фокуса. На следующий день, дед отнес пару жабонят на местный, тагильский пруд, где, я думаю, они вскорости мутировали и улетели далеко, на юг, к морю. А я больше никогда не носила бабушке лягушек. Так как на очереди были мыши и помойные коты.

КОНЕЦ.

Profile

aksyanova: (Default)
a.aksyanova

August 2011

S M T W T F S
  123456
789 10111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:00 am
Powered by Dreamwidth Studios