aksyanova: (Default)
Чтоб вы случайно не подумали, что я отбросила копыта или склеила ласты, и не обрадовались ненароком, я вам сообщаю: ЖИВАЯ Я. Просто занятая сильно.
Но готова вам рассказать историю из жизни. Про мой первый фильм ужасов. Мне было лет, наверное, 10, а моему дружбану Максимке – не больше 7. Мы тогда жили в деревне. Ее отстроили в 1980 году и назвали почему-то «Олимпийской». Жили мы в обычной для той деревне десятиэтажном бараке, по четыре семьи на этаже. Вот, значит, мы с Максом соседствовали. В том году, про который я веду рассказ, в наш деревенский клуб завезли новое кино, под названием «Чужие». Мы с Максом до этого в клубе никогда не были (клуб – он же «видео-салон») по причине скупердяйства родителей. Но тут что-то они расщедрились и выдали нам по сколько-то денег на вечерний сеанс. Мы купили билеты и когда нас запустили в зал, устремились на первый ряд, прям перед телевизором. Народу набилось видимо-невидимо. Тут погасили свет и все замерли в предвкушении. С первых кадров фильма, мы с Максимкой, дети, которые самое страшное, что видели в своей жизни – это тетю Валю из передачи «В гостях у сказки», забздели и зассали. Впрочем, бздел и ссал весь зал вместе с нами, так как в ту пору зритель был заграничным кино не избалован и настоящих ужасов толком не видел. Мы с моим другом весь филь просидели, крепко вцепившись руками в сидушки и с глазами навыкате. Рты у нас были раскрыты в немом крике (немом потому, что мы тогда еще не умели материться, и наши чувства не находили нужной формы, чтобы выразиться). Когда на экране показывали эпизод про мальчика, который висел в инопланетных соплях и просил его убить из жалости, в момент, когда из его груди вырвался вместе с внутренностями ребенок Чужого, Макс заорал так, что у меня все померкло перед глазами и я тоже заорала на всякий случай, чтоб хотя бы не обкакаться от напряжения. Тут кто-то со следующего ряда похлопал Макса по плечу, мол, пацан, прикрой варежку, не слышно ж нихрена. Тут-то Максимка и сдал. Ну, то есть уделался натурально. Но по-тихому. Никому ничего об этом не сказав. Даже мне. Потому, что я хоть и друг, но все-таки баба. А бабе стыдно все же признаваться, что обосрался. Сначала все было ничего. Но постепенно, комната стала наполняться ароматами гладиолусов переваренных пирожков, которые мы ели до того, как намылились в кинишку. Да, вот так вот, извините меня за такие подробности, но из песни слов не выкинешь. Тут и там стало раздаваться шипение «кто, блять, пернул» и «да тут хуже, уделался по-моему кто-то». К тому моменту я уже догадалась кто именно. И мне было невыносимо стыдно осознавать, что могли подумать на меня, я ведь рядом с засранцем сидела. Короче, до конца фильма мы как-то досидели, в страхе и позоре. При чем позор перевесил, и я с тех фильмов ужасов не боюсь. Но после того сеанса, я еще долго боялась ходить в ванную – думала там Чужие в водопроводе. С тех пор при мне еще дважды какались. Один раз мальчик, второй раз - девочка.

Profile

aksyanova: (Default)
a.aksyanova

August 2011

S M T W T F S
  123456
789 10111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios